Новогодний спор дверей

Новогодний спор дверей

В Тридевятом Царстве в Тридевятом Государстве, где ночует Солнце и гостит Луна, есть дом отдыха уставших дверей. Там отдыхают двери, отслужившие свой срок и те, от которых по каким-либо причинам отказались их хозяева. Среди дверей продолжающих служить человеку ходит много легенд и слухов об этом загадочном и мало знакомом доме отдыха.

Иногда его называют «Королевством дверного счастья» или «Дверной Нирваной», где исполняются все желания, и жизнь дверей достигает высшего блаженства после многотрудного пути на служении человечеству.

«Дверная Нирвана», — как говорят слухи, является высшей целью всех дверей мира, при достижении которой возникает состояние свободы от всех страданий, которые причинили дверям люди.

В «Дверной Нирване» существует свобода от желаний и земных привязанностей, а дверное сознание пребывает в состоянии безмятежности и покоя.

И продолжается это бесконечно долго в награду за добросовестное служение человеческим и божественным законам мироздания.

Существует среди работающих дверей в человеческом мире и другая точка зрения на «Дверной Дом Отдыха», находящийся в Тридевятом Царстве в Тридевятом Государстве.

Говорят, что это вовсе и не «Дверной Рай», а «Дверной Ад», называемый людьми «Свалкой ненужных вещей», где жизнь «уставших» дверей подчиняется диким безжалостным законам доживания, при которых каждый сам за себя и против всех, а выживает сильнейший и наглейший. Где нет любви, дружбы, взаимопомощи и сострадания, а есть только выгода и личное удовлетворение.

В «Дверном Аду» все торопятся исполнить свои последние желания перед адской вечной пенсией, на которую выходят все обитатели толи «Дверного Рая», толи «Дверного Ада».

И уже перед бездной вечности среди дверей не утихают последние в их жизни споры: кому в земной жизни живётся лучше других.

А в эту новогоднюю ночь споры были особенно жаркими.

Все уставшие двери собрались у большого костра во дворе «Дверной Нирваны», освещавшего в заднем углу двора загадочный агрегат под названием «Дверная дробилка». И поодаль какую-то группу бедно одетых людей.

А кругом новогодняя морозная ночь со всполохами искорок костра в тёмном загадочном небе.

Впереди собравшихся большой жаркий и яркий костёр, сзади них «Дверная дробилка», которую включат лишь завтра, когда прогорит торжественный новогодний костёр.

Обстановка спокойная доверительная располагает к откровенным, а возможно последним разговорам в жизни уважаемых обитателей «Дверного Дома Отдыха».

Разговор начался между старой корабельной шведской дверью и почти новой российской деревянной дверью.

— А чего здесь спорить, — говорит старая корабельная дверь. — Меня ещё Пётр I любил, когда меня сняли с каюты пленного шведского корабля и установили в его первом домике в молодом Петербурге. Он гордился мной и любовался моей коренастой красотой и крепостью. Старое даже иностранное лучше здешнего – это ведь ясно, как синеватое новогоднее небо.

— И меня тоже любил, — вступила в разговор старая дверь из шкафа. — Он с любовью за меня держался, когда спал в шкафу Голландского домика во времена «Великого посольства» России в Голландии в 1797 году. Все матросы у нас спали не на кроватях, а в матросских шкафах. — Помните те времена, — заскрипела голландская дверь.

— Я не помню петровских времён, — тяжело дыша, сказала белая филёнчатая дверь с искривлённым позвоночником, — но за советские пятидесятые годы могу твёрдо свидетельствовать. Что старые двери всегда были крепче и надёжнее современных выскочек. — И сейчас, несмотря на большой ассортимент новых дверей в магазинах, простой народ, как и Пётр I, любит и уважает наши старые образцы, хотя и вынужден нередко устанавливать современные легковесные двери.

Почти новая межкомнатная ламинированная дверь производства начала двухтысячных годов, улыбнувшись, отвечала своим не молодым собеседникам:

— Я среди вас, но вынуждена с вами не согласиться. — Не потому не расстаются со старыми дверьми, что любят и ценят их, а потому, что не на что купить новые. Вот и всё.

Ведь современные двери красивые, надёжные и из добротных материалов, но стоят не дёшево.

— А, впрочем, есть и дешёвые и не надёжные двери, — философски и с сожалением вздохнула дверь двухтысячных лет.

— То-то и оно, что ненадёжные и очень уж простенькие, — высокомерно сказала дверь в стиле барокко елизаветинских времён. — Уж очень простенькие без волют, резьбы, орнамента и достойных портальных шпренгелей. А художественная стилистика и обаяние цветовой гаммы тоже оставляют желать лучшего.

— Нет, уважаемая барская сестрица, — сказала металлическая входная современная дверь. — Не всё так просто в наше время.

— Времена не выбирают, в них живут и умирают, — с горечью в голосе, пошутила дверца от деревенского сарайчика. — Молодость для всех нас представляется лучшим временем нашей жизни, когда мы оказываемся в странном «Доме отдыха» на краю вечности.

— Совершенно не всем, — устало, но крепким молодым голосом заметила надломленная современная с выбитыми филёнками коричневатая межкомнатная дверь. — Я здесь, но я молода, и не считаю, что молодость лучшее время в нашей жизни.

Надо мной надругался хозяин, вымещая свою злость на мне. Его жена бесконечно моталась по бильярдным, клея богатеньких мужиков, а я оказалась виновата, и стала инвалидом, а теперь никому не нужна. Хотя бы дали пенсию. А могли бы, подлечить и вернуть к нормальной жизни. Я могла бы ещё долго работать. Как-то у людей всё безжалостно и недальновидно.

— Да! Люди странные существа, — заметила балконная дверь из хрущёвской панельной квартиры. – Живут одним днём, в тоже время не ценя каждый миг и час этого дня. Как глупо и бездарно они живут. Они о себе-то не думают должным образом, а что уж говорить о нас дверях.

— Точно, говоришь голубушка, — продолжила старая калитка ворот городского кладбища. — Насмотрелась я на этих людей. И живых и мёртвых. Печальное зрелище.

— Чего уж хорошего смотреть на мёртвых, — заметила дверь из сарайчика.

Нет! Печальное зрелище больше представляют живые, что приносят мёртвых на кладбище. Что взять с мёртвых!? А вот живые — вот главное печальное зрелище!

Страной управлять грамотно и благополучно не могут. Между собой жить дружно и не противоречиво не могут.

Все с маниакальным упорством воруют, бьют, убивают друг друга и много врут. Безработных уйма, а завозят иностранцев, как «безысходную необходимость». А свои неучтённые безработные, как старые искорёженные двери гниют по городам и весям, как не нужный хлам.

— Да! Экономика в стране какая-то кривобокая, финансовая политика мутная. Обе без учёта национальных интересов большинства коренного населения, — захрустела засохшей пластмассовой плиссировкой дверного полотна раздвижная межкомнатная дверь отечественного производства, отодвигаясь, чудь дальше от костра.

(Инстинкт самосохранения, видимо, не чужд и старым дверям в отличие от временщиков, находящихся у ветрила государственного руля).

— Страну, конечно, жалко, — задумчиво сказала современная межкомнатная дверь, глядя филёнчатыми пустотами на языки пламени новогоднего костра. — Но люди-то что вытворяют в этих «свободных рыночных отношениях»!?

Как они безжалостно уничтожают себе подобных, даже если это члены их семей.

Вот мои бывшие хозяева, которые выбросили меня — это же ужас неимоверный.

Жена подпаивает мужа и сына всякими травками, чтобы держать их волю и поступки под своим единоличным управлением ради своей мечты о благополучном и никем не контролируемом эгоистичном образе жизни.

Её незамысловатые, хотя и с большой хитрецой сплетённые нейронные связи, путают работу мозговых узоров, не позволяя подсказать, что — это подло и не дальновидно. И просто преступно!

Нарыв, который она создаёт в семье, когда-нибудь лопнет, ударив по всем. Дело всё во времени. Оно, к сожалению, не лечит, но проверяет поступки на прочность и истинность.

Хотя это не наше дверное дело осуждать людей, у них должна быть своя голова на плечах. Как у нас дверное полотно на шарнирах, — завершила монолог филёнчатая дверь.

— Ну что вы всё о печальных фактах в новогоднюю ночь, — оптимистично вступила в разговор туалетная дверь. — Вот я могу поделиться с вами своей не долгой, но благополучной жизнью на страже санитарного порядка у людей. Меня очень любили и часто общались со мной. И никто не пытался меня подчинить своей воле.

Хотя ..., — ностальгически вздохнула, туалетная дверь, — несколько раз хозяйский сын, когда в туалете долго задерживалась его сестра, насильничал надо мной, ударяя по мне ногой, словно я футбольный мяч. А в основном было всё в порядке.

— А почему же ты здесь? Ты же ещё не старая, а в районе дверной ручки у тебя такая большая дыра, — спросила входная металлическая дверь китайского происхождения.

— Да потому же почему и ты здесь. Тебя злоумышленники повредили в районе замка, когда проникали в квартиру. А меня хозяин, когда его жена от него пряталась в туалете.

— Такое счастье и мне известно, — ответила входная китайская дверь. — Ко мне тоже с уважением относились. Часто общались, открывая-закрывая. И когда была закрыта, по вечерам часто проверяли на ночь и заглядывали в глазок много раз. То есть без внимания меня не оставляли и очень надеялись на мою надёжность.

Однако стоило воришке-домушнику консервным ножом вырезать в моём тонком жестяном боку дверной замок и проникнуть в квартиру, то на следующий же день меня выбросили, и я попала сюда.

— И с нами тоже часто общались, но берегли, — тихо вступили в разговор дверцы от мебельного шкафа. — И пыль протирали. И проверяли заначки. И никто не пинал, даже если возникали противоречия между хозяином и хозяйкой. А они, конечно, бывали… эти самые противоречия, если не сказать скандалы… и по разным поводам…

— Как бы не была оптимистична туалетная дверь, закрывая глаза на свои проблемы, — сказала дверь из крестьянской избы, — нужно справедливости ради, отметить, что во все времена дверям, как и людям, живётся по-разному.

Кому из людей труднее даётся приобретение дверей, тот и бережёт нас, использует аккуратно и с любовью. Вот, например, людские пенсионеры.

Многим из них, может быть, и хотелось бы приобрести красивые и надёжные двери из элитных торговых центров, но приходится беречь и лелеять двери, изготовленные в советские годы.

Кому легче, пусть и на трудовые, достаются современные и красивые двери, то нередко используют их небрежнее, чем этого наши сёстры заслуживают.

— Всегда, везде и все люди и двери живут по-разному. Иначе и быть не может, — философски отозвалась старая музейная дверь. — В динамичном мире всегда есть место старому и новому, плохому и хорошему. Одни уходят, другие приходят, идёт борьба, и все оставляют след. Какой? Это зависит от субъектов мира людей.

Они должны уживаться ради баланса в дверной и человеческой цивилизации. Это основа динамики и прогресса. Компромисс же между ними основа хрупких крупиц счастья, что составляют смысл существования дверей и людей.

— И всё конечно в земном мире, но вечно во Вселенной под эгидой Господа нашего, — сказала до сих пор молчавшая распашная храмовая дверь. – Не судите людей, да не судимы будите! Вечное и сакральное всегда с нами.

— А как же быть мне? – спросила тюремная дверь. – Я никого не судила, а сама осуждена на пребывание в тюремных казематах. Все клеточки моего тела пропитаны печалью, ненавистью и отчаянием. Тяжело смотреть и чувствовать жизнь узников, не всегда ещё осуждённых.

— Судьба, сестрица, наша такая, как у послушников в монастыре, куда послали, там и служить, — отвечала дверь из православного храма.

— Моя жизнь свободная и не среди тюремных сидельцев, но она очень беспокойна, раздражительна и ни сколько не легче, чем у других, — проскрипела входная магазинная дверь. — Меня толкают, трясут и так мною хлопают, что мои мозги до сих пор трясутся и ноют от боли.

Поэтому, видимо, не могу понять, где люди берут деньги, ведь говорят, что на дворе кризис? И почему они такие злые?

— Моя жизнь тоже очень беспокойная и также хлопают без конца, — сказала вокзальная дверь, печально вздохнув. Но что делать, не мы выбираем свою судьбу. К сожалению. — Кстати и мне не понятно, куда все спешат?

— Каждому своя доля, — философски резюмировала старая театральная дверь. — У меня в театре много бедных «театралов». Не пойму, зачем они тратят на театр больше, чем на одежду?

— А я с удовольствием пошла бы в народ. Пусть было бы шумно и многолюдно, — опять оптимистически заявила туалетная дверь. – Жаль в городах мало общественных туалетов. Кстати бедные люди, гуляющие по городу, где мало туалетов. Что же они так плохо обустраивают свой быт на улице?

— Не сожалей сестрица. Хорошо, где нас нет, — сказала дверь старого лифта.

— Да, — подтвердила старая трамвайная дверь. Очень хорошо понимаю дверь лифта и сочувствую. В конце смены на мойке чувствуется, что на улицах мало общественных туалетов.

— Ох! Посмотреть бы на морские просторы и синее небо, — неожиданно сказала, многократно реставрированная до неузнаваемости, дверь из бывших царских покоев.

— Блажен, кто видит мир в розовых очках! Действительно, каждому своя доля. Неисчерпаемы желания и надежды дверей. Бесконечен цикл круговорота молодого и старого, прошлого, настоящего и будущего, — завершила разговор старая каретная дверь. И посмотрела на небо.

Костёр догорал, новогодняя ночь заканчивалась, растворяясь в складках земли и между зданиями.

Костёрные сидельцы вернулись к реальности, которая предлагала три варианта завершения разговора.

Одни выстроились у агрегата «Дверная дробилка», надеясь вернуться к жизни в иной форме через трансформацию своей прежней сущности.

Круговорот физической массы и энергий обновляет всё сущее на Земле для продолжения жизни и людей и дверей.

Другие двери ожидали приглашений от группы людей, стоящих всё это время в тёмном углу двора. Отчаянно оптимистические двери надеялись на лечение и дальнейшую жизнь в отреставрированном виде.

Третья категория сильно уставших дверей грустной вереницей потянулась к центру догорающего костра.

Они, видимо, потеряли всякую надежду на будущее после полного разочарования дверной жизнью на Земле.

Однако исход любого варианта в эту необычную ночь даёт всем сидевшим у костра надежду на то, что жизнь у всех продолжится. В той или иной форме. И будет всем лучше прежнего.

Новогодняя ночь обязательно будет волшебной. В это надо верить и надеяться.

doorsme.ru

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.